пословицы и поговорки калмыцкие

понедельник, 29 августа 2011 г.

Друзья степей в югорских краях


Друзья степей в югорских болотах

Вслед за высылкой немцев в годы Великой Отечественной войны началась вторая волна депортаций, проходившая с ноября 1943 по июнь 1944 года. Несколько народов – чеченцы, ингуши, крымские татары, карачаевцы, балкары, калмыки – были высланы в Сибирь, Казахстан, Узбекистан, Киргизию под предлогом их «коллективного сотрудничества с немецкими оккупантами». В числе упраздненных в 1943–1944 годах республик оказалась и Калмыцкая АССР.

В результате этой акции к середине 1944 года были репрессированы 99,2 тысячи калмыков – в основном дети, женщины, старики. С конца декабря 1943 к началу 1950-х годов (с учетом родившихся, прибывших с фронта, вернувшихся из лагерей НКВД СССР) их численность уменьшилась почти на 30 тысяч, то есть до 81 475 человек. В связи с этим оказался подорванным генофонд калмыцкого народа, деформирована структура калмыцкого населения.

Несмотря на и без того катастрофическое положение калмыков – отсутствие жилья, нетрудоустроенность, высокую смертность, – в зимние месяцы 1944 года НКВД стал еще более ужесточать их пребывание в местах спецпоселений. Наряду с гласным надзором внедрялся негласный, с помощью агентурной сети.

Практически спецпереселенцы-калмыки были превращены в изгоев, неполноценных людей советского общества, лишенных всех гражданских прав и свобод, за исключением обязанности трудиться на тяжелых работах.

Путь большинства из них лежал в Сибирь, в том числе и в Кондинский район. Наша земля, народ приняли ссыльных переселенцев, обогрели и накормили их, спасли от верной гибели. Тяжелой была жизнь калмыков в Сибири, оторванных от своей Родины, привычного образа жизни. 28 декабря народ Калмыкии отмечает до сих пор как одну из самых печальных дат своей истории. И в этот день в далекой Калмыкии ставят свечи со словами благодарности кондинцам – тем, кто помогал им выжить в тяжелое время.

Помню, люблю вас «Здравствуйте, здравствуйте, все, кто живет в Кондинском районе. Пишет вам калмык, который прожил в этом районе в ссылке 15 лет. Зовут меня Сергей Гучинович Мучиряев. Учиться начинал в селе Алтай. Зимой мою мать отправили в деревню Нюркой. Первый класс окончил уже там… четыре класса закончил в поселке Дальний, а семь – уже в Ягодном. В восьмой класс пошел в 1952 году в Нахрачи (ныне село Кондинское. – Ред.) Тогда директором был Товмосян Вардикс Ефремович. Столько лет прошло, а я его помню. Худощавый, немного грустный, спокойный… Я помню все до мелочей. Я полюбил Конду, Сибирь, людей…» Это письмо было напечатано в районной газете в 1994 году.

Спустя 10 лет после этой публикации я решила написать письмо Сергею Гучиновичу, уже в Калмыкию, почти не надеясь на ответ, но он пришел.

В своих письмах, а мы переписываемся с ним уже 7 лет, он рассказывал о своей трудной доле, об унижениях своего народа. «Послал калмыкам «мудрый» Сталин «подарок» свой под Новый год. И скот ревел, и вдовы выли, над Волгой мчались поезда…» Без слез его письма читать было невозможно. В каждом письме я узнавала много подробностей, фактов из судеб калмыков. Тема не давала мне покоя еще и потому, что в 50-х годах, когда мы еще жили в Совлинском, поселке репрессированных, у нас была няня Нюра Оваева – калмычка. И у старшей моей сестры была подруга-калмычка.

И вот судьба преподнесла мне и всем жителям Дальнего и Ягодного бесценный подарок – встречу с этим интересным человеком. Сергей Мучиряев 4 июля ступил на землю, которая помогла выжить ему, его маме и всем оставшимся в живых калмыкам.

Многие уехали обратно, когда республика образовалась вновь. А некоторые, пустив крепкие корни, проживают в Ханты-Мансийском округе до сих пор.

…Он упал на землю и плакал навзрыд, целуя ее и обнимая уже сухонькими руками. Крепко обнимал своего друга, немца Герберта Штробеля, с которым жил в Дальнем. Рыдал при встрече с русским другом Владимиром Тишковым, одноклассником по нахрачинской школе.

И вот – встреча в Доме культуры Ягодного. Пришли те, кто помнит югорских калмыков, способных и трудолюбивых. Пришли и дети, и внуки тех, кто жил рядом, бок о бок с калмыцким народом. На сцене – сухощавый человек с добрым, но грустным лицом. Поздоровался на русском и на калмыцком языке. Зал притих. Звучала калмыцкая музыка, и шли на экране цветные кадры о жизни теперешней Калмыкии.

А затем начался тяжёлый разговор на откровенную тему «В 1943 году нас сослали, в 1944 году попали в село Алтай, потом – в деревню Нюркой, а в 1947 году нас привезли в Дальний, – начал гость. – Наша семья – это я и мама. Сестру мою похоронили в Алтае. Дедушку и бабушку, две тети потеряли дорогой в Сибирь – где? Кто его знает. Люди умирали каждый день, и утром сопровождавшие нас собирали трупы на какой-нибудь станции. Мы не знали русского языка. Первые два года нас и в школу не брали из-за этого.

В Дальнем я пошел в третий класс. Жили мы очень трудно. Осенью, когда картошка уже была выкопана, а у нас ничего не было своего, я постоянно ходил к дедушке Дмитрию Дмитриевичу Мельникову, что жил с дочерью Анной. Каждый день после школы я забегал к нему, и он каждый раз давал мне две картофелины. Одну я съедал, а другую нес маме.

Кроме нас здесь жили семья Давиновых из четырех человек. Сейчас Шура и Надя живут в Элисте. Калмык Вася Убушаев женился на русской спецпереселенке Анне из поселка Ягодного – сейчас в Югре проживают его дети и внуки. Гогоновы, Хошаевы, Харманжеевы, Хурюмовы остались жить в Сибири. С другом Володей Тишковым я учился с третьего по десятый класс. Ходили пешком из Дальнего до Нахрачи, иногда на лыжах. Тяга к знаниям у нас была велика, я был всегда хорошистом, и версты не были помехой для учебы.

В 1958 году, после приезда на родину, мне посчастливилось учиться в Ленинградском театральном институте. 30 лет я проработал в Калмыцком национальном театре. Стал заслуженным артистом Калмыкии, отличником народного образования РФ. Сейчас продолжаю работать, несмотря на возраст – мне уже 75 лет. Я считаю, всеми своими достижениями я обязан русским людям, которые живут в югорском крае.

Я никогда не забуду семьи Тишковых, Мельниковых, Булыгиных, Кучиных, Плесовских. Старого бригадира Михеева, который не давал мне спать, – 30 мая мы заканчивали учебный год, а наутро уже работали в колхозе: пасли телят, свиней, коров и т. д. Помню Холодовых, Полукеевых, Храмцовых. И совлинских жителей вспоминаю, и ягодинских. Правда, время стирает память. Но те тропинки и дороги, по которым мы ходили в школу в Ягодном, как сейчас перед глазами. Хочется, как тогда, «босиком пробежаться по росе». С тех пор много воды утекло, но я с любовью и уважением вспоминаю всех, кого знаю. Хочу выразить всем свою благодарность за то, что помогли нам выжить в эти трудные годы. Спасибо им всем. Я знаю, что многих уже нет на свете, но все равно спасибо им.

Я буду всегда помнить и любить кондинцев из спецпоселений. Это край, который не дал мне умереть от холода и голода. И 28 декабря, в день своей печальной даты, вся Калмыкия ставит вам, в вашу честь, свечи благодарности. Да, много трудностей пережил мой народ, но остался верным старым традициям гостеприимства и добра. Приезжайте в гости. Для любого человека найдется пиала с горячим калмыцким чаем».

Слушать этот рассказ без слез было невозможно. Я удивлялась тому, что, пройдя через столько горестей и страданий, калмыцкое сердце не наполнилось злобой и ненавистью, жаждой мщения за унижения и потери. Я часто задумываюсь о судьбе этого народа. И тогда встает немой вопрос: «За что?» За что выслали, за что растоптали золотой родник калмыцкой культуры, который долгие времена питался от родной земли, от родной калмыцкой степи? Размышляю, но не нахожу ответа.

Мы не должны забывать об этих ошибках, чтобы никогда их не допустить. Вот поэтому я провожу в ягодинской школе классные часы и рассказываю ребятам, что произошло с калмыцким народом. Доказываю им, что не мог целый народ быть предателем. За несчастную горстку предателей – а они были и есть в любой расе – отвечают дети, женщины и старики. В чем виноваты они – старые и больные или юные и чистые?

«Да это ужасно, – соглашается Мучиряев. – Но это было, и от этого никуда не уйти. Это наша история, наше прошлое. Мы ничего не можем изменить, а можем лишь помочь тем, кто выжил. Как? Не забывать о них. Об их мужестве, об их стойкости и силе».

Русский народ, считает калмыцкий гость, не дал себя оболванить, не поверил в страшные сказки о калмыках-людоедах, а просто пригрел, делился чем мог, подчас рискуя жизнью, и спас, уберег малочисленный народ от тотального уничтожения. Без помощи сибиряков ни один сосланный народ не выжил бы.

«Низкий вам поклон. Спасибо вам, поколение живших в сороковые и пятидесятые. Вы – символ дружбы и взаимопомощи. Конда в моей душе – особая струна, которая звучит во мне до сих пор. Спасибо! Спасибо! Спасибо!» – так закончил свое выступление наш дорогой гость из Калмыкии.

А мы вручили Сергею Гучиновичу Мучиряеву самодельный маленький берестяной кузовочек с горсткой нашей кондинской земли и заверили, что в печальную дату 28 декабря в наших окнах тоже зажгутся свечи, мы вспомним о неслыханной трагедии. А в школьном музее появится еще одна экспозиция: «Память в наследство» – о депортации калмыков и последующем их возрождении.

 25.08.2011 -http://ugra-news.ru/node/7250

понедельник, 15 августа 2011 г.

А дети остаются без языка...

А дети остаются без языка…

газета "Степная Мозаика", номер от 2 августа 2011 года.

Александр Бурхаевич Альдаев много лет был главным редактором республиканской газеты «Хальмг унн». Он – заслуженный работник культуры Республики Калмыкия и Российской Федерации. В 1985-1990-х годах являлся Председателем Верховного Совета нашей республики.

Многие годы отдал делу возрождения, сохранения и изучения родного языка. Проблема эта была и остается актуальной, и именно поэтому Александр АЛЬДАЕВ приглашает сегодня к разговору наших читателей.


Сегодня всем ясно, что мы не сохранили язык в том широком понятии, в каком его обычно представляют в обществе, в научном мире. Теперь ситуация настолько трагична, что правомерно объявить: «Калмыцкий язык надо спасать!»

Может, нам сейчас самое время на ближайшие три года объявить чрезвычайное положение по калмыцкому языку? Чрезвычайное языковое положение. Утвердить программу по его возрождению на уровне правительства, Главы РК и Хурала.

Недавняя экспедиция в рамках международного проекта «Генография» сделала в нашей республике открытие: единственный монгольский этнос в пределах Европы, сохраняя прекрасное знание племенных делений, показал себя единым монолитным народом. «Я – калмык!» – гордо отвечали участники исследования.

Разве нам нельзя этим гордиться? И вдвойне гордились бы, если бы хоть сносно владели родным языком. Мы, потомки ойратов, гордых и сильных, непобедимых, которые, пройдя жесточайшие испытания, выжили, сохранили свою культуру, национальную самобытность и вековые традиции. А если народ жив, значит должен жить язык. Вопрос: как его спасти?

На мой взгляд, в первую очередь, надо объединить разрозненно и несогласованно работающие национальные институты: ученых, работающих в области калмыцкого языка и литературы, союз писателей, кафедру калмыцкого языка и литературы университета, КИГИ РАН, Министерство образования, культуры и науки, Национальный музей, республиканскую национальную газету «Хальмг унн», Национальную библиотеку, калмыцкое радио и телевидение, средние и специальные учебные заведения, Национальный театр и т. д.

Руководящий и координирующий орган над ними выделить в особое министерство и именовать его Министерством национального развития. Особое условие для министра – знание в совершенстве калмыцкого языка. Предлагаю, чтобы этот министр был наделен полномочиями первого заместителя председателя правительства РК.

Самой подходящей на сегодня кандидатурой на эту ответственную должность ныне является министр образования, культуры и науки Бадма Каттинович Салаев, который недавно назначен заместителем председателя правительства.

В соответствии с поставленными задачами, это министерство должно инициировать Указ Главы Республики или Закон РК о чрезвычайных государственных мерах поддержки развития и сохранения языка. Это должно войти в ранг государственной национальной политики, и задачи должны быть определены не только для этих институтов, вошедших в новое министерство, но и для всех министерств, ведомств, комитетов, управлений, всех граждан калмыцкой национальности.

Почему в последнее время стало правилом, что руководить министерствами приходят «безъязычные», (т. е. не владеющие родным языком) министры калмыцкой национальности? А кто будет тогда выполнять государственную программу, принятую высшим законодательным органом о двух государственных языках (русском и калмыцком)? Или вывесил табличку на входе на двух языках и все? Или дело развития языка, сохранения и спасения его будет предназначаться только для министерства образования, культуры и науки?

Пришло время, наверное, для вновь назначаемых министров, руководителей комитетов и ведомств калмыцкой национальности проходить тесты на знание калмыцкого языка.

Следующий момент – стимулирование знания калмыцкого языка.

В свое время, будучи редактором газеты «Хальмг унн», для того, чтобы заинтересовать приход в редакцию молодых людей, знающих калмыцкий язык, я ходатайствовал перед Верховным Советом Калмыцкой АССР о принятии 20% надбавки к должностным окладам сотрудников редакции.

Председатель тогдашнего Верховного Совета Владимир Басанов и депутаты поддержали мою инициативу.

По-моему, сегодня, выполняя государственную задачу, правительство должно предусмотреть подобные надбавки за знание языка, в первую очередь, учителям калмыцкого языка, преподавателям госуниверситета, сотрудникам, работающим в национальных гимназиях, школах, группах детсадов, архивах, музеях, библиотеках, театрах, работникам культуры, ученым.

Эту же надбавку я бы предложил выплачивать всем работникам сферы обслуживания населения: здравоохранения, транспорта, социальной защиты, пенсионного фонда, загсов, телевидения и радио, газет. За что? За знание калмыцкого языка.

Рупором этого большого национального движения может стать газета «Хальмг унн». Она должна работать под непосредственным руководством вновь образованного Министерства национального развития, и деятельность редактора должна быть подотчетна первому заместителю правительства – министру.

Финансирование ее должно стать делом первоочередным, национальной значимости. Со страниц газеты тогда нужно убрать конъюнктуру: объявления типа «продаю» и «покупаю», перепечатку из других изданий, чем сегодня заполнены ее страницы.

Почему на полосах газеты не публиковать калмыцкие народные сказки с их богатейшим колоритным языком или произведения классиков калмыцкой литературы на родном языке?

Зачем терять все лучшее, что утвердилось в традициях национальной газеты десятилетиями, опытом и знаниями старших поколений?

Теперь два слова о государственных языках (калмыцком и русском), принятых в нашем законе. Если мы, граждане республики, читаем, пишем и говорим прекрасно на русском языке – это не значит, что мы должны ущемлять калмыцкий государственный язык, имеющий право на такое же существование и функционирование.

И вот еще о чем. Раньше, в партийные времена, наша республика называлась на общегосударственном русском языке «Калмыцкая АССР», в 90-е годы стала именоваться «Республика Калмыкия – Хальмг Тангч» – появились два языка в названии. В то же время некоторые республики и по сей день сохранили

национальные названия как-то Республика Саха (Якутия), Республика Северная Осетия-Алания, Республика Марий Эл, Республика Башкортостан и др. Думаю, депутатам Народного Хурала необходимо рассмотреть этот вопрос.

Поддержав различные категории населения, работающие в той или иной сфере, в части зарплаты, нужной и необходимой мерой я считал бы оказать содействие предпринимателям, желающим поддержать движение по спасению языка.

В каком плане? Дать льготный кредит тому или иному предпринимателю, желающему построить, к примеру, кафе. Условие для кредитора – оно должно быть сугубо национальным – не только кухня калмыцкая, что всяк сумеет, нужно быть национальным во всем: должна звучать калмыцкая речь, калмыцкие песни, йорялы и т. д. Одним словом, островок культуры и отдыха в добрых традициях калмыцкого народа. Условие и виза для входа – знание калмыцкого языка. Первыми посетителями кафе, скорее всего, будут чиновники всех рангов, призванные вести работу по языку, первый вечер проведет, напрашивается, само собой, вновь созданное Министерство национального развития во главе с вице-премьером.

вторник, 2 августа 2011 г.

Про калмыцкий язык и о обо всем чего это может касаться...

 Автор: Очр-Гарян Зулан Олег

Без языка нет памяти. Без памятинет будущего у народа. Основные причины, по которым мы почти потеряли свой язык, заключаются в следующем.Культурная революция большевиков по ликвидации безграмотности, смысл которой был в обучении населения СССР чтению, письму и счету, желательно, на русском языке.

13 лет сибирской ссылки. Политика КПСС, направленная на предоставление гражданам всеобщего среднего образования. Доступность высшего образования на русском языке. Распространение русского языка как средства управления в СССР и языка межэтнического общения. Малочисленность нашего народа. Одаренность калмыков в изучении языков.

Для того чтобы наши потомки смогли отметить как минимум 800-летие добровольного вхождения калмыцкого народа в состав России и при этом сохранить свою самобытность, ойрат-калмыкам необходимо вернуться на путь эволюции, или к своей карме.

Сегодня в связи с отсутствием железного занавеса и глобализацией мировой экономики такой шанс появился. Языком глобализации является английский язык. Было бы непростительно не воспользоваться этим шансом.

Поясню, что я имею в виду. Чтобы не остаться на обочине исторического развития, необходимо занять своё место в глобальном процессе разделения труда. Глобальная экономика является рыночной и функционирует на основе закона спроса и предложения товаров и услуг. Какие товары и услуги мы могли бы предложить мировому сообществу?

Я уверен, что, помимо мяса и шерсти, мы могли бы предложить конкурентоспособные услуги по предоставлению специального образования. Откуда такая уверенность, спросите вы. Отвечаю: я могу и делаю это, значит, это смогут и другие калмыки. И если таких калмыков будет много, то вместе они со временем смогут конкурировать с такими университетами, как Oxford или Cambridge. Эти университеты наполовину государственные и наполовину частные, и жители городов, где они расположены, так или иначе заняты в процессе производства образовательных услуг и получают хорошие деньги. Итак, мой бизнес-план для калмыков и Элисты на ближайшее время и перспективу.

Начало уже есть, это наш Город шахмат, и Элиста войдет в историю как первый в мире город, где шахматы являются обязательным предметом в школе и где необходимо развивать туристический бизнес. Нужно поблагодарить нашего первого президента за то, что в Элисту на экскурсии приезжают многочисленные туристы. Этим летом я ездил в Грозный, так как слышал от друзей, что он стал очень красивым. Был в восторге от увиденного, но больше всего меня поразил большой плакат, во всю длину многоквартирного дома, с надписью: "Рамзан, спасибо за Грозный!" У меня не было ни йоты сомнения, что наш президент победит на последних выборах президента ФИДЕ. Но я сомневаюсь, понимают ли элистинцы, какой это уникальный исторический шанс для них? Помогайте президенту ФИДЕ проводить как можно больше разных соревнований по шахматам в Элисте, и всё больше участников и болельщиков будут приезжать в гости к нам и, конечно, привозить с собой деньги. Подумайте о качественных услугах и товарах, которые можно им предложить, и они будут с удовольствием оставлять нам свои деньги. Товары и услуги должны быть настолько качественными, чтобы вызывали желание приезжать вновь и вновь, и тогда все чемпионаты мира будут проводиться только у нас. Представьте себе, что шахматы станут такими же популярными, как футбол…Так с чего начать?

Во-первых, начните с организации общественных комитетов по обслуживанию чемпионатов мира по шахматам, подобных олимпийским комитетам. Они должны постоянно заниматься организацией производства сувениров, разработкой различных услуг для гостей и участников состязаний. Во-вторых, превращайте Элисту в один большой университет, подобный Oxford. Создавайте ойрат-калмыцкий культурный центр на базе центрального хурула и превратите его затем в мировой университет буддизма и ойратской культуры. Надо начать с самого простого - восстановления разговорного калмыцкого языка. Это доставит огромное удовольствие и радость. Жизнь многих людей наполнится музыкой родного языка, поэзии и литературы. Создавайте общественные комитеты калмыцкого языка. Вот меры, которые можно предпринять по воссозданию калмыцкого менталитета: 1. Нужно открыть в Элисте и райцентрах бесплатные круглогодичные, непрерывно действующие курсы разговорного калмыцкого языка.

2. Организовать круглосуточный телеканал на калмыцком языке для лекций и уроков по разным школьным и вузовским программам. Архиважно, чтобы лекции читались только на разговорном калмыцком языке, то есть не по бумажке.

3. Регулярно проводить общественные мероприятия в соответствии с калмыцким лунным календарем, исключительно на калмыцком языке.

4. Открыть в Элисте международный центр ойрат-калмыцкой культуры, где будет изучаться прошлое культурное наследие ойратов, и на его основе и основе достижений цивилизаций Востока и Запада будет создаваться современная культура и эталоны этики, эстетики для ойрат-калмыков во всём мире. 5. Создать центр буддизма на калмыцком языке, где будет изучаться и преподаваться литература по мировому буддизму. Иещё раз о калмыцком образовании как главном инструменте достижения поставленных целей. Я знаю, что уже с начала перестройки есть энтузиасты калмыцкого языка. Но, к сожалению, калмыцкий язык пока не звучит на улицах города. Основная беда в том, что родители хотят дать детям хорошее образование, а его можно получить только на русском языке. От этого великого достижения нашего народа было бы совершенно глупо отказываться, наоборот, надо поддерживать успех, чтобы не откатиться назад. Калмыцкое национальное образование необходимо только для того, чтобы возродить разговорный обиходный язык общения и мышления. Мы слишком малочисленны, чтобы мечтать о большем. Возрождение калмыцкого менталитета необходимо как рычаг для прорыва на более высокий уровень развития народа и, прежде всего, как инструмент нахождения своей ниши в мировом процессе распределения труда. Если родители поймут, что калмыцкое национальное образование не только не лишит их детей возможности получить хорошее образование на русском языке, а, даже наоборот, даст дополнительную возможность выбора образования, то лед тронется. Иначе мы надолго, если не насовсем, останемся в "замороженном" состоянии, если так можно выразиться, говоря относительно своей речевой идентификации.

ДОШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ Необходимо, наряду с русскоязычными, создать калмыцкие национальные детские сады для всех желающих, где воспитание и подготовка к школе будут осуществляться по программе, разработанной на национальных культурных традициях.

КАЛМЫЦКОЕ НАЧАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ (1"3 классы) В 1-х и 2-х классах уроки надо вести только на калмыцком языке. В 3-м классе 50 процентов занятий необходимо проводить на калмыцком, 30 процентов - на русском и 20 процентов - на английском языках.

КАЛМЫЦКОЕ СРЕДНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ (4"11классы) 30 процентов уроков организовать на калмыцком, 50 процентов - на русском, 20 процентов - на английском языках. На русском языке надо обучать детей предметам естественно-математического цикла, на калмыцком и английском языках - гуманитарным дисциплинам. Создать на основе уже существующей гимназии Калмыцкую среднюю спецшколу с углубленным изучением калмыцкого языка.

КАЛМЫЦКОЕ СРЕДНЕЕ СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ (10"13 классы) Открыть калмыцкие средние специальные учебные заведения по специальностям: а) калмыцкий язык и литература (100 процентов обучения на калмыцком языке); - русский язык и литература (100 процентов обучения на русском языке); - английский язык и литература (100 процентов обучения на английском языке); - китайский язык и литература (на китайском и русском языках); б) специалисты масс-медиа (100 процентов обучения на калмыцком языке); в) педагогическое училище с обучением только на калмыцком языке; г) офис-менеджеры всех необходимых профилей (с обучением только на калмыцком языке); е) переводчики-референты всех необходимых профилей.

ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ В КГУ на каждом факультете со школьным профилем открыть одну группу, где 50 процентов обучения будет на русском, а 50 процентов - на калмыцком языках, чтобы в дальнейшем выпускники могли преподавать свои предметы на калмыцком. На начальном этапе в калмыцкие группы необходимо пригласить синьцзянских преподавателей.

На факультет английского языка необходимо пригласить дипломированных британских преподавателей. Что касается остальных специальностей, то надо провести социологический опрос, чтобы выяснить, куда и зачем едут наши дети учиться, и затем на базе КГУ создать калмыцко-британские и калмыцко-китайские колледжи, в которых будут преподавать только британские и китайские педагоги, обучающие молодежь по британским программам. По окончании этих колледжей выпускникам будут выдавать дипломы Великобритании, признанные во всём мире. Я не был в Китае и не имею, к сожалению, представления о китайском образовании, но убежден в том, что мы должны быть первыми на юге России в создании калмыцко-китайского языкового колледжа для начинающих бизнесменов. Так Элиста постепенно станет оазисом образования. Большинство горожан будут работать, обслуживая этот большой университет.

Я был в Oxford и вижу, что Элиста тоже вполне могла бы стать городомуниверситетом. Некоторые люди могут подумать: "А где мы возьмём столько студентов?" Вначале к нам, за английскими дипломами, устремятся жители всего Южного федерального округа. В дальнейшем - молодежь из стран Восточной Европы и Азии. Прежде всего, потому, что Калмыкия для них ближе и обучение здесь дешевле, соответственно, доступнее. Другие пессимисты могут сказать, что все деньги будут зарабатывать англичане. Наверное, вначале так и должно быть, ведь Oxford - их изобретение, и они должны получить деньги за свою технологию образовательных услуг. Но обслуживать-то ее будут элистинцы. В дальнейшем лучшие из лучших смогут, вне всякого сомнения, стать и преподавателями.

Задача состоит в том, чтобы сделать эту территорию привлекательной для современной цивилизованной жизни, а генофонд - достойным гордости не только тех, кто живёт здесь, но и всех ойрат-калмыков, живущих за её пределами. В любом случае, у меня нет никаких сомнений в том, что рано или поздно так и будет, только языком в этом "калмыцком бизнесе" вместо английского языка будет китайский. На мой взгляд, другие направления глобального распределения труда не очень удачны для нас, и их реализация будет попросту потраченным временем в процессе эволюции генофонда нашего народа.

Пожалуйста, объявите войну алкоголю и попробуйте победить в войне со своей ленью и высокомерным безразличием. На сегодняшний день для нас нет более достойного противника, и, уверяю вас, вы получите огромную порцию адреналина, когда о нас заговорят во всём мире и будут завидовать. Вот тогда не жаль будет проиграть битву ассимиляции, как это вышло у римлян.

Мне очень хотелось бы реинкарнироваться среди наших потомков и гордиться тем, что я вновь среди своих, или хотя бы иметь чувство сопричастности как у современных римлян или монголов, у которых в истории был Чингис-хан. Знаете ли вы о том, что однажды наши предки с его именем на устах и жаждой победы в битвах дошли даже до Египта, где их остановили только мамлюки, но не разбили наголо? Нашим предкам не было тогда равных в храбрости и боевой доблести.

Так давайте же вновь заявим о своих генах. Я думаю, в этом наша карма, и так думали наши предки. Так изучайте свою культуру, историю, восстановите свой родной язык, не потеряв при этом русский, овладейте ведущим мировым языком и исполните свою карму. Не подведите своих предков и станьте первой в мире трехъязычной нацией с великолепным иностранным языком - китайским.

Я знаю - нам это по плечу.

И в заключение: о языке вообще. Он является одним из семи когнитивных (познавательных) свойств психики человека. Позволю себе процитировать Карла Маркса, признанного одним из образованнейших людей в истории. Он сказал: "Иностранный язык является оружием в жизненной борьбе".

Мы овладели таким великим и могучим оружием, как русский язык, легко и просто. Благодаря этому в нашей многонациональной стране калмыки трудятся в любых отраслях, на разных уровнях власти. Так что нам стоит овладеть своим родным разговорным языком для того, чтобы жить в гармонии с собой и братьями по крови. Но теперь перед нами стоит очередная задача: овладеть еще одним великим и всемогущим оружием - английским языком, как им владеют сами англичане, чтобы чувствовать себя комфортно не только на территории России. А китайский язык пусть пока будет главным "иностранным оружием" в жизненной борьбе.

И ещё я знаю: если мы будем много об этом думать, говорить, обсуждать наши планы, то к 2410-му году прекрасная Элиста будет городом-университетом, равным по качеству с Oxford и Cambridge, а в программе празднования по случаю 800-летия добровольного вхождения калмыцкого народа в состав России будут очередные соревнования по академической гребле на Маныче между городами Oxford, Cambridge и Elista, и элистинцы в очередной раз, конечно, победят.

Я уверен в этом, потому что у нас не только сильный дух, но и крепкие и супервыносливые сухожилия, как у наших предков.

С уважением искренне ваш ойрат-калмыцкий торгуд Очр-Гарян Зулан Олег.